University of Leipzig with St Pauls Church

University of Leipzig with St Pauls Church © Universität Leipzig

by Carlos S. Francis Более 700 лет сохранилась университетская церковь Святого Павла, сердце Лейпцигского университета (1409 г.). Тридцатилетняя война (1618-48 гг.), унесшая жизни 20% немцев, наполеоновские войны (1803-1815 гг.) и даже жестокий англо-американский воздушный налет 4 декабря 1943 г., в результате которого на город обрушились бомбы, не коснулись его. Бомбы соскользнули с круто наклонной крыши, и интерьер церкви остался нетронутым. Отважные лейпцигчане бросили воду в ревущее пламя и бросились в горящую церковь, чтобы спасти бесценные артефакты. В конце концов, церковь была символом города. Так же, как Нотр-Дам является символом Парижа. Впервые основанная в 1229 году, как доминиканское аббатство, прямо внутри восточных стен города, церковь стала центром города по мере его роста, процветала за счет торговли, а затем индустриализации. Посвященная в 1240 году и отреставрированная в 15 веке, Мартин Лютер, монах в центре Реформации 16 века, проповедовал в церкви, которая стала протестантской в 1545 году. Она была оставлена невредимой религиозными войнами, которые вращались вокруг. Цитата из старой книги о путешествиях запечатлела ее великолепие. “Церковь Святого Павла была известна как одна из самых великолепных, хорошо сохранившихся, открытых церквей Средней Германии, она была украшена гробницами, эпитафиями и другими артефактами, переплетенными с традицией музыки Иоганна Себастьяна Баха и историей Реформации”. Использование слова “был” имеет большое значение. Его больше не существует.  
University of Leipzig with St Pauls Church

University of Leipzig with St Pauls Church

Церковь была уничтожена. Не войной. Умышленным действием. Деянием, которое в конце концов, всего 21 год спустя, уничтожило бы ГДР. После 1968 года в официальных путеводителях ГДР нет никаких ссылок на Церковь. Потому что сам режим уничтожил Церковь, используя взрывчатку, 30 мая 1968 года. Это был день, когда ГДР фактически завершила свою деятельность. Для режима, который имел подобие легитимности, основанной на антифашистском сопротивлении, начиная с 1930-х годов, проявил такую же жестокость, как и сталинская Россия. В 1968 году жесткий режим Вальтера Ульбрихта, лейпцигца, насмешливо названного гражданами ГДР “козлиной бородкой”, решил взорвать церковь для перепланировки площади Святого Августа или Площади. В центре этой кампании был Павел Фройлих, региональный секретарь СЕПГ, который хотел снести университетскую церковь и Августеум, чтобы спроектировать то, что обещала вечеринка, как “самую красивую площадь в Европе”. Из пяти планов, которые режим ГДР должен был осуществить заново, только один позволил церкви выжить. Это был план, который коммунистическое политбюро ГДР не одобрило. Четверо хотели уничтожить церковь. К шокированному удивлению лейпцигцев коммунистическая партия выбрала скучные проекты берлинского архитектора профессора Хенсельманна, построившего в Берлине Аллею Сталина, вместо местных архитекторов Зигеля. Единственное отличие заключалось в том, что по планам Хенсельманна была избавлена от университетской церкви Святого Павла. Причина? Оппозиционные группы, особенно церковь, собрались перед церковью Святого Павла. Такой протест был вдохновлен библейским стихом “Он будет судить между народами, и будет судить за многие народы; они будут бить свои мечи в плужные лемехи, а свои копья в крючки для подрезки; народ не поднимет меч против народа, и они больше не научатся войне” (Исаия 2:4). Стих, который находится на стене Центральных учреждений Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке. Стих, вдохновивший христиан на то, чтобы в небольших количествах явиться в знак протеста против режима ГДР. В качестве символа своего протеста, вдохновленного чистым идеализмом, они носили плужные лемешки на рукавах. Для режима это была невыносимая провокация. Всего в трех часах езды на автомобиле пражский народ восстал против своего угнетения, а Варшавский договор, в том числе и Восточная Германия, послал танки против народа. ГДР, при режиме Ульбрихта, хотела послать послание. Этим посланием было разрушение университетской церкви Святого Павла.  
St Pauls Church Leipzig being blown up

St Pauls Church Leipzig being blown up

Чтобы показать народу Восточной Германии, что коммунистическая партия была сильна над народом, 7 мая 1968 года партия решила снести церковь и Августеум, неоклассическое здание большой красоты. Решение было принято 30 мая. В этот день в 10 часов утра одновременно зазвонили все церковные колокола Лейпцига. Через несколько минут были слышны первые приглушенные взрывы. Современные очевидцы описывают, как первые взрывы снесли фундамент 700-летней церкви. А затем огромное облако пыли, окутавшее центр Лейпцига. Это был конец эпохи. Отважный аспирант и друг на физическом факультете университета решил протестовать. Их поступок изменил бы историю. Харальд Фрицш и его друг Гюнтер купили в магазине в Потсдаме большой кусок желтого сукна, площадью около 2,5 х 5 квадратных метров, нарисовали картину разрушенной университетской церкви с надписью: “Мы требуем Реконструкции!” и сфальсифицировал ее часами. Замаскировавшись под рабочего, Гюнтер ввез баннер в конгресс-холл, часть Лейпцигского зоопарка, где 20 июня 1968 года должна была состояться церемония вручения наград Международного Бахского фестиваля. Ровно в 20.08 во время церемонии награждения знамя развернулось. Аплодисменты, свист и топот ног длились более шести минут и были грандиозным жестом неповиновения со стороны народа, находившегося под коммунистическим режимом с 1945 года. Японская и чешская телевизионная съемочная группа записали этот акт, как защёлкали камеры. Западногерманское телевидение засняло это событие и транслировало его по всему миру. Режим был в ярости, и весь город был перевернут. Однако Фитчер и Гюнтер строили свои планы. За несколько месяцев до этого они заметили, что в то время как восточногерманские полицейские лодки закрылись на всех, кто плавал на лодке в открытом море недалеко от восточногерманского побережья, то же самое не относится к Варне в Болгарии. Они сбежали в Турцию на складном каноэ. Это событие перевернуло историю Восточной Германии. Пауль Фройлих, секретарь Коммунистической партии Восточной Германии в Лейпциге, рассматривался как возможный преемник Ульбрихта. Он прилетел в ярость и у него случился сердечный приступ. Его смерть, несколько месяцев спустя, проложила Эриху Хонеккеру путь к тому, чтобы стать следующим лидером Восточной Германии. Умеренный, в отличие от Фройлиха, уничтожившего церковь, Хонеккер в 1970-х годах поставил Восточную Германию на путь экономической модернизации. Этот бессмысленный акт разрушения не уничтожил дух сопротивления. Евангелисты всего лишь переместились в церковь Святого Николая всего в 200 метрах от нее. Именно здесь в 1989 году прошли акции протеста, которые в конечном итоге снесли бы Советскую империю. Спустя 21 год Церковь взяла реванш.